?

Log in

[icon] Чудо-оружие или Зенитное братство Севастополя - СПРАВОЧНИК РУССКИХ ЛЮДЕЙ
View:Свежие записи.
View:Архив.
View:Друзья.
View:Личная информация.
View:Website (Мой сайт).

Security:
Subject:Чудо-оружие или Зенитное братство Севастополя
Time:07:48 pm
"...капитан рассказал,что в море,километрах в 6-7 от берега,сооружается целый бастион на плаву.Под плавучий отсек используют среднюю часть корпуса отслужившего корабля. На плавбатарее будут две 130 — миллиметровки, 4 средние зенитки калибра 76,2, три 37-миллиметровые пушки и пара зенитных прожекторов... Нужен ещё счетверённый "максим",-посоветовал я... построили этот необычный плавучий форпост... за 18 дней. Сначала назвали довольно шутливо — "Коломбиной". Но вскоре там, на плавучей батарее,родилась песня ...

Не тронь меня фашист, проклятый!
А коль нарушишь неба тишь,
Из пламенных моих объятий
Живым назад не улетишь !

И стали называть батарею по первым словам песни: "Не тронь меня".... Как впоследствие стало известно,фашисты именовали её не иначе как "Пронеси господи"


отрывок на с.22-23 из книги Е.А.Игнатовича "Зенитное братство Севастополя".-К.,1986.

У страха глаза велики..


Это строки из записной книжки сбитого фашистского летчика Гельмута Винцеля:
    "Вчера не возвратился из "квадрата смерти" мой друг Макс. Перед этим не вернулись оттуда Вилли, Пауль и другие. Мы потеряли в этом квадрате уже 10 самолетов. Столько же вернулись подбитыми. Лететь туда—значит погибнуть. Огонь этой батареи изумительно меток, страшен и беспощаден. Что там за люди, которые с нескольких выстрелов сбивают наших летчиков?"    

Попалась мне на глаза книжка Вольфгана Дириха "Бомбардировочная эскадра "Эдельвейс". История немецкого военно-воздушного соединения", перевод М.В.Зефирова, М., ЗАО Центрполиграф, 2005, ISBN 5-9524-1996-8.
На странице 121 читаю:

"В это время I./KG51 действовала вместе с VIII авиакорпусом под командованием генерал-оберста Вольфрама фон Рихтхофена. Стоит упомянуть об одном из ее успехов, потому что тысячи немецких солдат могли наблюдать его с "трибун" на высотах вокруг Северной бухты в Севастополе.
В течение недель плавучая зенитная батарея* с установленными на ней 164 пушками, стоявшая на якоре в Северной бухте, непосредственно около большого маяка на мысе Херсонес, вела огонь разрушительной силы. Она препятствовала немецким наземным, морским и воздушным силам вести эффективные атаки на опорные пункты крепости. Независимо от того, откуда летели бомбардировщики, их Тирасполя, Китая или Сарабуза, эта плавучая зенитная батарея была для них настоящей занозой — и при этом очень неприятной.
25 июня, после того как его эскадрилья совершила на нее три атаки, командир 2-й эскадрильи гауптман Фурхоп решил выполнить еще одну атаку на цель. Вместе с ним должен был вылететь обер-лейтенант Эрнст Хинхрис.
....Хинхрисс спикировал на свою цель. Экипаж так сконцетрировался на ней, что даже не замечал трассеров, летящих в них. С первого захода он попал в цель, плавучая батарея затонула, взорвавшиеся боеприпасы покончили с ней раз и навсегда."
* — Имеется ввиду плавучая несамоходная батарея N3, прозванная защитниками Севастополя "Не тронь меня!". Она была построена на основе центральной секции корпуса одного из заложенных до начала войны линкоров серии "Советский Союз" и введена в строй 3 августа 1941 года.(примечание переводчика М.В.Зефирова)

164 пушки! На основе центральной секции линкора!

В моем воображении нарисовалась картина этакого суперлинкора "Ямато", у которого обрезали нос и корму с башнями главного калибра, и оставили среднюю часть, на которой в три яруса разместили башни с зенитными орудиями. Вундерваффе Сталина!

Если такое чудо начнет вести огонь — то ничего живого в радиусе нескольких километров не останется! Интересно, как доблестным белокурым рыцарям Третьего Рейха удалось одолеть такого монстра?!
Заинтересованный этим чудо-оружием, я стал искать о нем сведения. Действительность, как и всегда, оказалась еще интереснее! Итак:

Плавучая зенитная батарея N3.
Размерения 50 х 30 х ? м. Вооружение: 2 х 130 мм, 4 х 76.2 мм, 3 х 37 мм,
3 х 12.7 мм и 1 х 4 х 7.62 мм пулемет. Экипаж 130 чел.
(2-130 мм пушки в первые месяцы обороны были сняты и установлены на берегу.)

Бывший опытовый отсек линейного корабля типа "Советский Союз". Включен в боевой состав ЧФ 3.08.1941 г. в качестве несамоходной плавучей зенитной батареи и сбил 22 самолета противника. Поврежден 19.06.1942 г. авиабомбой противника и оставлен при отступлении советских войск из Севастополя.
Вот тебе и ой! Число пушек со 164 резко упало до 7 штук! В 23,5 раза! То есть зенитное вооружение с масштабов "Ямато" сократилось до масштабов обычного эсминца!


 Почему 7 зениток на плавающем железном ящике, вызывали такой ужас у белокурых рыцарей? Ведь их было аж:
300 бомберов и 120 истребителей против плавучего железного ящика! И речь идет о тех знаменитых Ju 88, о которых еще один вермахтофил некий Андрей Смирнов, с своей монографии "Боевая работа советской и немецкой авиации в Великой Отечественной войне" (ISBN 5-9713-0560-3) на странице 463 написал: "Точностью бомбометания особенно выделялись Ju 88, которые — будучи способными пикировать под углом до 80 градусов — могли обеспечить поражение даже малоразмерных точечных целей.... Ju 88 был в состоянии попасть бомбой даже в одиночный танк!"
А про Ju 87 этот же автор написал на стр. 329:

"Что же касается зенитной артиллерии — главного врага Ju 87 на Восточном фронте, то следует учесть, что поразить пикирующий (т.е. непрерывно и быстро изменяющий высоту полета) самолет советским зенитчикам было очень и очень непросто."
Так почему же немцы, применив против Севастополя самолетов больше, чем японцы против Перл-Харбора, только за шесть месяцев боев смогли одолеть этот железный ящик на воде? И потеряли при этом от огня батареи 22 самолета!

(Для сравнения — чтобы потопить германский крейсер ПВО "Ниобе", который был вооружен в 4-5 раз сильнее, сильнее, чем данная батарея — авиации КБФ в 1944 году потребовалось два групповых вылета, во время которых был сбит только один наш самолет — о чем А.Смирнов в своей книжке умалчивает, как впрочем, умалчивает он и о том, кто выиграл Великую Отечественную войну — оно и не мудрено, ибо автор является хроническим русофобом, ненавидящим СССР и Россию...)


Чудо-оружие!


"...Этот "квадрат" самый странный боевой корабль Советского Военно-Морского Флота. Его упоминания нет ни в одном справочнике по ВМФ, хотя именно этому кораблю принадлежит уникальный боевой рекорд. Им было сбито больше всех фашистских самолётов — 22 за девять месяцев, а точнее за 6 так как первые три месяца, пока батарея стояла на рейде перед Севастополем она мало участвовала в боях и не сбивала самолёты. Дважды за это время она сбивала по 3 (!!!!) самолёта в день. Кстати, за 16 сбитых самолётов лётчикам давали звание Героя Советского Союза...
Большего ни один наш корабль не добился.




Цитируется по документальной книге-исследованию "Железный остров"

Это плавучая зенитная батарея N3 "Не тронь меня". Она была сделана из "цитадели" — недостроенного центрального отсека линкора. 3 августа 1941 года плавбатарея N 3 вступила в боевой состав флота. Накануне буксир вывел плавбатарею на внешний рейд перед Севастополем и она стала на "мертвый якорь". У батареи были зенитные орудия, но не было ни одного мотора, способного её двигать.
Экипаж батареи — 130 человек. Вооружение 3 — 76мм. зенитных орудия, 4 — 37 мм. и 1 счетверённый пулемёт и 2 зенитных пулемёта (В начале были ещё 2 130мм. пушки, но их скоро забрали на берег для обороны).
Батареей был назначен командовать отличный артиллерист капитан-лейтенант Сергей Мошенский.

Остались письма Мошенского:


"Пересылаю тебе деньги, литер на поездку в Ташкент и справку. Тебе надо быть там до конца военных дней. Пока не поздно, пока фронт еще далеко, уезжай. Верочка, ты только не волнуйся, спокойно реагируй на все, помни, что оставаться тебе здесь нельзя, подумай о жизни своей и нашего будущего человека. Тебе в Средней Азии будет спокойней, обо мне не думай. Если ты будешь далеко, мне будет легче воевать, а воевать еще придется сильно. Я после войны постараюсь тебя найти как можно скорее, а что будет до конца войны, мне неизвестно".
"Верочка, что с тобой? Я послал тебе много писем разными способами, телеграммы, писал с марками и без марок, через военно-полевую почту, в Краснодарский край и в Чирчик, но ничего не получил от тебя.
Если вы еще в Тихорецке, уезжай подальше и приложи силы, чтобы сохранить ребенка. Если погибну, знай, что я не трусил перед лицом врага, не гнул головы при бомбежках".


И вот, наконец, в начале ноября 1941 года письмо, из которого Сергей узнает, что у него — дочь. Аза родилась ноябрьской ночью в вагоне-теплушке, скудно освещенном керосиновой лампой.
К этому времени плавбатарея была отбуксирована в Казачью бухту, где ее для придания большей устойчивости посадили на мель. Батарейцы прикрывали зенитным огнем Херсонесский аэродром, почти ежедневно отражали налеты вражеской авиации.
Плавбатарея, не способная маневрировать, посаженная на мель, была хорошей мишенью для фашистских асов. Но 10 месяцев оставалась невредимой, поскольку ни один из них не мог нанести прицельного бомбового удара — настолько силен и меток был огонь батарейцев. Всего на батарею было сброшено, согласно судовому журналу более 1100 бомб. Немцы не могли уничтожить аэродром, не подавив его зенитное прикрытие. Поэтому налёты на батарею были ожесточёнными, но безрезультатными.


Из письма Мошенского:

"Живу по-боевому. Спешу разделить с тобой радость: я награжден орденом Красного Знамени. Никогда не думал, что мне выпадет такая честь, а вчера об этом узнал, говорят, что хорошо бью немцев, за это и наградили..."
"Уже на исходе десятый месяц войны. Как много пережито! Может, мне не суждено будет увидеть больше ничего, но это потому, что мы с товарищами принимаем огонь на себя. Я очень хочу жить, но остаться жить, укрывшись от врага, не громить его, не уничтожать, ты знаешь, я не могу. Бездействие, трусость для меня самого — позор, таким человеком жить стыдно, я лучше погибну, чем подумаю о другой жизни. Я ежеминутно помню, что чем больше сбито фашистских самолетов, тем ближе наша победа... Вот и еще одного фашистского стервятника мы отправили на дно моря".


Плавбатарея стояла в трехстах метрах от берега, но за девять месяцев пребывания на ней капитан-лейтенант Мошенский лишь раз сошел с корабля, что бы получить в штабе орден "Красного Знамени".

...Он погиб 19 июня 1942 года, когда на батарее практически закончились снаряды. Оставались только патроны для пулемётов и по нескольку обойм для зенитных автоматов. Бомба пикировщика попала прямо в командный пункт. Пробоина от неё видна на палубе батареи у самого борта внизу. Сам снимок сделан немецким разведчиком через несколько дней после бомбёжки, когда оставшийся в живых личный состав сошёл на берег и влился в морскую пехоту защищавшую Севастополь. Через две недели Севастополь пал..."


Крылов Н.И. "Не померкнет никогда":

"Для усиления противовоздушной обороны аэродрома флотское командование поставило в соседней с ним Казачьей бухте плавучую зенитную батарею N 3, известную у севастопольцев под неофициальным названием "Не тронь меня". Как пристало оно к ней, уж не знаю, но всплыло это название из далекого прошлого, из морской старины: так именовался когда-то еще парусный корабль, а позже — броненосец.



Третий номер плавбатареи не означал, что существовали первая и вторая. Она была единственной и даже уникальной. Как рассказывали моряки, еще в начале войны, когда обнаружилось, что Севастополь недостаточно защищен от воздушных налетов со стороны моря, у капитана 1 ранга Г. А. Бутакова, служившего в штабе флота, возникла идея превратить в автономную батарею и морской дозорный пост линкоровский отсек, который использовался раньше для испытаний торпед.


Стальная "коробка" имела палубу площадью до шестисот квадратных метров. На ней установили орудия разных калибров, вплоть до корабельных 130-миллиметровых — на случай атак с моря, пулеметы, прожекторы, средства наблюдения. Под палубой, в трюмах, — боевые погреба, собственная электростанция, кубрики личного состава.
Когда наша армия прибыла в Севастополь, плавбатарея уже стояла на якорях на внешнем рейде с экипажем в полтораста человек, занимая немаловажное место в системе ПВО базы и города. С тех пор она сбила больше двух десятков самолетов и помешала многим другим минировать фарватеры, скрытно приближаться к бухтам.

Между (прочим, "крестный отец" необычной батареи, вложивший в ее оборудование много труда и изобрететельности, [535] --Т. А. Бутаков приходился (моряки часто об этом вспоминали) внуком известному русскому адмиралу прошлого века Г. И. Бутакову. В первую Севастопольскую оборону его дед, тогда еще капитан 2 ранга, служил под началом Нахимова, командуя отличившимся и вошедшим в историю пароходофрегатом "Владимир".



Лично познакомиться с капитаном 1 ранга Бутаковым мне не пришлось. Задолго до описываемых дней его перевели на Кавказ. А командиром плавбатареи "Не тронь меня" был с ее создания корабельный артиллерист капитан-лейтенант С. Я. Мошенский. Он погиб на своем посту, управляя огнем, в самом конце обороны, когда гитлеровцы вновь и вновь предпринимали массированные налеты на мешавшую им батарею, но уничтожить, потопить ее так и не смогли.
В Казачьей бухте плавбатарея Мошенского оказалась чрезвычайно полезной. По словам летчиков, она отучила немцев приближаться к Херсонесскому аэродрому и на малой, и на средней высоте."



Данные по сбитым самолетам противника плавбатареей N3.

По разным данным она сбила от 22 до 28 самолётов люфтваффе. Но при работе в архиве, подтверждёнными засчитывались только те, по которым было найдено минимум три документа. А именно:

— Рапорт командира плавбатареи капитана-лейтенанта Мошенского о проведённом бое с указанием времени и места падения самолёта.
— Подтверждение от постов ВНОС, или рапорты или доклады из частей, бывших свидетелями сбития.
— Рапорт оперативного дежурного по ОВРу с указанием модели, времени и места сбития самолёта.
При этом в течении почти 7 месяцев сам капитан-лейтенант Мошенский с плавбатареи не сходил. Единственный раз был вызван к командующему обороной — ему был вручён орден Красного Знамени. В этот же день вернулся на батарею. Все рапорты отправлялись на берег на шлюпке с матросом-посыльным.

Итого при работах в архивах найдены оперативные подтверждения по 18 сбитым самолётам. Есть ещё как минимум шесть единичных документов с подтверждениями сбития самолётов (доклад дежурного по ОВРу, доклады командира 92 ЗАД и командира ИАП), но по ним не найдены рапорта Мошенского (хотя часть их не сохранилась вообще) или нет второго подтверждения.

Еще воспоминания:

Г. БУТАКОВ,
капитан 1 ранга



Начало войны застало меня в Севастополе, городе, связанном для меня с историческими событиями. Ка к известно, мой дедушка, капитан 2 ранга Г. И. Бутаков, в ходе первой обороны города произведенный за отличие в капитаны 1 ранга, командуя пароход- фрегатом «Владимир» и отрядом во оружейных пароходов, до последних дней обороны Севастополя в 1854 — 1855 годах.

Я решил обратиться прямо к командующему Черноморским флотом Ф. С. Октябрьскому с просьбой оставить меня в Севастополе и на Черноморском флоте на любой должности, о чем и подал ему рапорт. Он очень быстро решил этот вопрос в положительном для меня смысле.

Первым поручением мне была проверка организации службы охраны водного района Главной базы. В ходе этой работы у меня возникла идея о необходимости поста оповещения — зенитной батареи еще на дальних подступах к базе с моря. Так родился проект, а затем и сооружение плавучей батареи № 3 с установкой ее на якорях мористее Херсонесского маяка.

Мысль моя была одобрена. И 9 августа батарея, вооруженная, оборудованная и укомплектованная личным составом, была выведена двумя буксирами в море и установлена на якоря в назначенном квадрате.

Действительно, внешний вид этого странного на первый взгляд сооружения вызывал недоумение: какой-то квадратный, плавающий остров, хитроумно раскрашенный флотскими камуфляжниками под цвет бушующего Черного моря — белые и синие волнообразные полосы до неузнаваемости изменили обводы корпуса...

Хотя по приказу Военного совета флота батарее было присвоено наименование «Плавучая батарея № 3», флотские острословы дали ей свое имя — «Не тронь меня». Под этим прозвищем она с 9 августа 1941 года по 27 июня 1942 года мужественно несла свою боевую службу на подступах с моря к Севастополю и на ее боевом счету было 26 сбитых фашистских самолетов.

До самых последних дней героической обороны Севастополя матросы и офицеры этой батареи стойко, до по следней капли крови защищали родной город. Последним боевым постом прославленной «Не тронь меня» была Казачья бухта, где мы защищали последний аэродром у мыса Херсонес...


Словом, остов корабельного отсека — квадрат размерами 20 X 40 метров — руками моряков-черноморцев и рабочих завода стал плавучим островом с осадкой 8 метров, с мощным артиллерийским вооружением, практически непотопляемый из-за системы противоминных переборок. 

19 июня 1942 года  - День гибели батареи №3.  В тот день погибло 29 человек, в том числе и командир.
Вечная память павшим!!!


comments: Оставить комментарий Previous Entry Поделиться Next Entry

[icon] Чудо-оружие или Зенитное братство Севастополя - СПРАВОЧНИК РУССКИХ ЛЮДЕЙ
View:Свежие записи.
View:Архив.
View:Друзья.
View:Личная информация.
View:Website (Мой сайт).